Архив рубрики: груз 200

Галицкий Руслан Викторович

Закончил Московское суворовское училище.
Московское общевойсковое военное училище.
После окончания училища не поехал в войска, а по какому-то необъяснимому фарту остался в родном училище на должности командира взвода.
Там, через два года (!!!!!!!) стал командиром роты курсантов. Над курсантами издевался и унижал их так, что по выпуску они сожгли ему машину и официально предупредили, чтобы на выпускном вечере его не було — изуродуют козла!
После такого конфуза, этого «полководца» назначают командиром батальона в 27 омсбр (Теплый Стан). Что он там вытворял, будучи комбатом рассказывать не буду, достаточно одной фразы из оперативной объективки:»Испытывает патологическую ненависть к подчиненным. Склонен к глумлению и издевательствам».
Через пол-года этого «полководца» ПОСТУПАЮТ в ОВА им. М.В. Фрунзе, по окончании которой он возвращается…… в эту же бригаду (!!!!!!, смею напомнить, что тогда шла 2-я Чечня и практически весь выпуск Академии ушел по распределению в СКВО), на должность нач. оперативного отделения бригады.
Сказать, что в 27-м хозяйстве этого ублюдка ненавидели — ЭТО ничего не сказать. Венцом службы Галицкого в бригаде стал случай, когда он довел нач. караула (ст. лейтенанта) до такого состояния, что тот во время проверки караула Галицким, чуть его не пристрелил… Опять конфуз…. и… этого полководца переводят в Оперативное управление штаба МВО, на должность нач. отделения общего оперативного планирования…. в котором он (в планировании) вообще нихера не соображал.
Здесь ему не повезло. Коллектив управления состоял на 80% из офицеров только что вернувшихся из Чечни, командиров полков и нач. оперов боевых частей. Практически все — полковники. Поэтому все понтЫ, хамство и высокомерность борзого подполковника пресекались на корню. Сажали его на жопу конкретно, не выбирая выражений. За тупость и озлобленность кликуха в управе у него была «Кронштейн».
А он избрал другой путь. Тупо начал стучать и доносить на своих сослуживцев — кто что сказал, кто с кем выпил….
Вылизал себе звание «полковник». Смотреть на его телодвижения перед кадровиками было смешно, мерзко и противно… но, тем не менее, полковником он стал… в 36 лет не выезжая за пределы МКАД.
В 2010-м, когда округ реорганизовывали, этого «полководца» ПОСТУПИЛИ в Академию Генштаба ВС РФ (Причем не со штатной должности, как подложено, а из распоряжения. Кто в курсе, тот поймет, КАКОЙ это ФИНТ ушами).
Отучившись два года, «полководец» назначается на должность (только не падайте!!!!!) — начальника Оперативного управления Южного военного округа! И… понеслось…
Среди офицеров ОУ ЮВО у него была кликуха — «Фельдфебель». Задрочил подчиненных строевыми смотрами, проверками сейфов, состоянием внутреннего содержания рабочих столов и пр… Мужики звонили из ЮВО и с матами-перематами просили забрать «полководца» обратно.
В декабре 20…. года, «полководец» выдвинулся в славный г. Москва, в ГШ на утверждение Планов приведения в БГ войск округа на новый календарный год. Все утвердив, этот идиот, ничего умного не придумал, как сов. секретный ноутбук и кейс с сов. секретными документами оставить в камере хранения на вокзале, а сам со своими двумя подчиненными остался праздновать Новый Год в г. Москва  Только дурак забыл, что после 3-х суток, камеры хранения вскрываются и находящиеся там вещи изымаются…. Великолепно отпраздновав НГ, пацаны офицеры пришли на вокзал и….. ОХ…ЕЛИ.  Ни ноутбка, ни кейса нет!!!! Три недели скрывали, пытались найти…. бесполезно… Не нашли даже спецы из ОВКР ФСБ РФ.
А у «полководца» уже готово Представление на генерала…
Вот это была ЗАЛЕПУХА!!!!!
Прямым приказом Шойгу была дана команда — УВОЛИТЬ К ХЕРАМ! Но…. двух дураков уволили, а наш Руслан с понижением в должности уехал нач. опером армии в Ставрополь. Про его чудеса там рассказывать не буду, все одно и то же.
И тут… громыхнула Украина. Порозрачность наших действий на Украине была настолько засвечена, что порОй возникал вопрос, а не те ли докУменты всплыли, что ушли безвозвратно из камеры хранения. (Информативно: «полководец» был родом из Ивано-Франковска, папа у него умер, мама и куча родичей — живы и проживают там же в «незалежной». Предпосылок для шантажа родственниками и последующей вербовки со стороны супостатов — поле не паханное…. Ну а зная МДК «полководца» — лично у меня нет никаких сомнений, что это уже реализованный вариант).

После «доблестной» службы в Ставрополе и массового поступления вопросов — почему «полководец» не уволен, как было указано Министром Обороны, его начали тупо прятать.
В 2014-м он засветился в Новочеркасске, в РК. Был там в качестве консультанта — советника. По рассказам ополчуг, с которыми он проводил учения, после того, как на полигоне он пехоту пустил впереди танков, эти «воины» (просто когда-то служившие в армии шахтеры и прочий донбасский люд) начали задавать вопросы и потом просто поставили условие — или его убирают, или случиться ЧП со смертельным исходом. По их отзывам, «полководец» делал все, чтобы было как можно больше потерь, мотивируя это тем, что боевая техника стОит денег, а народа донецкие ещё нарожают.
Опять конфуз…
В 2015-м — в Крыму. что он там делал не понятно, так как методы его службы и работы были далеки от «передовых»
Как он оказался в Улан-Удэ — покрыто тайной. Но по всем раскладам, назначение с нач. опера армии комбригом — это ХОД. Переход с уровня командования высшего звена органов военного управления на строевую должность — это реальное понижение. НО!!!!Комбриговская должность — «генерал-майор». Наверняка, для сложения полного паззла — создания героического образа «офицера-полководца», заслуживающего присвоения воинского звания «генерал-майор» надо было ещё чуть-чуть — стать «Ветераном боевых действий в Сирии». Не удивлюсь, что подчиненные его бригады его никогда даже в глаза не видели (см. самый первый пост темы), провели приказами на бумаге на два дня…. и сразу отправили в Сирию за орденами и медалями.
Результат налицо.
Про боевые качества. В августе 2008 г., когда грызуны вторглись в Южную Осетию и побили наших миротворов, срочно формировалась группа офицеров в Оперативную группу под командованием Шамана. Узнав о том, что и он включен в состав этой группы, «полководец» принес справку, что он резко заболел и никуда не поедет, вплоть до увольнения. Комментировал он это так — «не все такие герои, как некоторые».
Так что…. далек я от мысли о героизме и самоотверженности данного персонажа. То, что сейчас наше МОРФ, чтобы избежать деморализации будут его героизировать и канонизировать — даже не сомневаюсь. Просто я категорический противник постулата «Пусть он — МРАЗЬ, но это — НАША МРАЗЬ», так как МРАЗЬ остается МРАЗЬЮ, чьей бы МРАЗЬЮ она не была.

Источник: https://archive.is/8Czma, https://archive.is/5TGa7

Реклама

Груз 200 2 КПТО

mupiD95q

Устинов Михаил Валентинович 16.06.1974-15.10.2014

Фенухин Виктор Игоревич 26.12.1962-15.10.2014

Михайленко Валентин Анатольевич «Ласточка» убит 15.10.2014

Радионов Юрий Григорьевич «Рысак» 05.12.1975-01.02.2015

Щерица Александр Владимирович 24.01.1952-19.02.2015

Цемболист Вадим Николаевич 03.07.1977-09.07.2014

Могилевский Максим Анатольевич «Толстый»

ПОЗЫВНОЙ «ТОЛСТЫЙ»

Где-то, в сетях интернета, кто-то мягко пошутил, мол, интересное время для рождения выбрало теперешнее поколение молодежи. Никто не знает, где, кем и когда предначертано родиться.

В восьмидесятые годы прошлого столетия рождаемость в Советском Союзе была на должном уровне. Зарплатой все обеспечены, путевками в пионерские лагеря и дома отдыха можно было тоже разжиться, продукты в магазинах были всегда. Правда, не было красивых баночек и коробочек, но кого в то время это смущало? Если случайно в семью попадала бутылка из-под шипучего напитка, её тут же ставили на самое видное место в доме. Жили спокойно, не переживая о завтрашнем дне.

Когда грянули девяностые, жизнь наполнилась для взрослых новыми проблемами: где найти работу, как выстоять очередь за хлебом и крупой, во что одеть десятилетних сорванцов. Закрылись спортивные секции, музыкальные школы, детские сады, магазины, мелкие предприятия, а все оставшиеся кружки и секции в один момент стали платными. Детвора повалила на улицу. Беспризорными их трудно было назвать. Они чаще стали помогать родителям, ушедшим от безысходности на рынки в торговлю.

Время шло, дети подрастали, проблемы стали привычными. Порой, можно было обойти проблемы так, чтобы они не зацепили семью. Жить можно. Но не долго — всему хорошему всегда приходит конец.
На Донбасс он пришел с первыми призывами на Майдане. И закрутилось колесо – не остановить…

По рассказам матери

— Живем мы в Пролетарском районе очень давно. Можно сказать, всю жизнь. Район спокойный, какой-то коммуникабельный. Всё здесь есть: и школы, и больницы, и шахта, и детские сады. Словно отдельный мирок в уголке Донецкой области.
Максим родился 29 декабря 1980 года. В канун Новогодних праздников. Зимние дети всегда крепкие. Иммунитет у них на жизнь сильнейший. Нам с мужем было легко с ребенком. Спокойный и покладистый, не шкодливый, послушный.

Максим Могилевский учился в школе № 149 с первого по девятый класс. Не в отличниках был, но и двоек не приносил домой. Парень любил математику, физику, геометрию. Точные науки давались легко. В то время не было изобилия бесплатных кружков и спортивных секций. Зато во дворе школы был роскошный стадион, где проводили время мальчишки со всего двора. У них даже не было времени конфликтовать: школа, помощь родителям, домашние задания и футбол. А еще – исторические фильмы. Ребята с удовольствием смотрели, а потом бурно обсуждали сюжеты. Вот где были настоящие баталии.

Отец работал на шахте, мама была почтальоном, а когда в семье детей было уже двое, рассчиталась с работы, получив почетную возможность быть хранительницей домашнего очага. Естественно, это долго не могло продолжаться, она перешла работать в ОРС, а во время событий распада страны вместе с сотнями и тысячами людей, оставшихся без работы, ушла торговать на рынок.

После окончания школы Максим поступил учиться в училище № 21. Профессия «Плотник-столяр» стала его основной визитной карточкой в дальнейшей жизни. После окончания училища поступил на работу в ШСУ №4. Мастерство пришло быстро. Оно или есть, или никогда не будет, если ты ленив. Максиму работа нравилась. Двери, оконные рамы, плинтуса, облицовка – вот основной вид работы. А еще – шлифовка дерева. В 19 лет парень мог самостоятельно выполнять любую столярную работу.

Призыв в армию в семье восприняли как должное — никто не собирался увиливать от воинской присяги. В военкомате Могилевского Максима Анатольевича направили служить в ряды МВД в Одессу. Портовый красивый город, чистые улочки и улицы, красивые старинные памятники. Многие на экскурсию сюда приезжают, а тут выпал такой счастливый лотерейный билет.
Полтора года службы пролетели быстро. Домой демобилизованный солдат вернулся в полной уверенности, что жизнь только начинается.

А жизнь действительно начиналась. Практически прекратили свое существование столярные склады и цеха. Народ перешел на пластиковые окна и двери. Пришлось Максиму оставить где-то там, за плечами, свое мастерство в изготовлении деревянных дверей, окон, табуреток. По приглашению друзей он устроился работать на фирму по изготовлению пластиковых окон и дверей.

Как-то надо было ехать с заказом в район аэропорта. Там стояли красивые частные дома – один другого краше. По окончании работы, Максим зашел в магазин и увидел девушку. Ее глаза не давали ему покоя. Улучив момент, он попросил бригадира направить его снова с заказом в район аэропорта. Только в этот раз парень прихватил с собой друга. Вдвоем – смелее.

Так, они с Юлей познакомились. Пролетарский район Донецка расположен в противоположном от аэропорта конце. Но год свиданий не остановил молодежь. Только спустя год ребята решили жениться. А родители выбрали для молодых оптимальный вариант – переехать к бабушке в дом. Благо, он находился рядом с железнодорожным вокзалом.
В 2007 году родилась Вероника, а в 2011 – Дашенька. Максим уже был бригадиром на фирме. Дома был идеальный порядок. Мужские руки всегда находили работу и в доме, и в огороде.

А потом пришла война…

Аэропорт, где жили тесть и теща, начали бомбить беспрерывно. Оставаться там было опасно. Только родители Юли выехали из дома, как началась бомбежка их улицы. А потом взялись за вокзал.
Чтобы не подвергать семью опасности, Максим перевез всех к своим родителям в Пролетарский район. Работы уже не было. Не до окон людям. Фанерные листы стали пользоваться спросом.

Максим решил отправить детей к родне в Россию. Как бы Юля ни сопротивлялась, он был тверд в своем решении.
Долго вне дома Юля не могла находиться. Ровно через неделю она вернулась назад. Но Максима не было. Матери он сказал, что не может отсиживаться дома, когда опасность стоит у дверей. Тем более, что его младший брат Сергей уже воюет.
Если мужчина решил воевать, его никто не удержит у тарелки с пирогами.
Максим Анатольевич Могилевский ушел в ополчение. Позывной «Толстый» к нему прилипло намертво. Крепкий, сбитый, спортивный молодой человек был определен на блокпост. Естественно, это ему не понравилось. Сергей выезжает на задания, а он стоит на посту. «Толстый» попросился к брату. Батальон «Восток» уже тогда был организован из отдельных разрозненных групп в единую команду.
Были вахтовые выезды на задания вместе с братом. Это Максима устраивало. А потом Сергей был направлен на переподготовку — на базу артиллерии.
Так, «Толстый» впервые выехал на Саур-Могилу один. Вернее, один он никогда не оставался. Здесь он познакомился с воином, у которого был позывной «Филин».

«Филин» был более опытным солдатом, побывавшим за короткое время боевых действий в нескольких местах. Он тут же взял на попечение новенького. Обучение было в ускоренном темпе. Учились тут же, на передовой. Высота, с которой был виден родной край, стала для ребят священной. Вспоминая о битве во время Великой Отечественной войны, солдаты понимали, как трудно было удержать высоту. Фашисты пёрли со всех сторон. И тогда нашим защитникам пришлось вызывать огонь на себя.

2014 год. Вона. Саур-Могила. Танки идут со всех сторон, самолеты сбрасывают снаряды, пехота расстреливает высоту из минометов. Бой был не на жизнь, а на смерть. Все это понимали. Никто не сказал, что надо отступать. Никто не сказал, что зря пришел защищать Родину. Ребята вызвали огонь на себя, понимая, что это их последний бой.
Кто-то в коротких перерывах между перестрелками успел нацарапать на обломках стелы: «Здесь были «Толстый» и «Филин»…

День 8 июля 2014 года стал последним для «Толстого». Он выполнил свой долг перед Донбассом. Он принял огонь на себя.

На опознание «Толстого» поехали отец, мать и вдова. Юля не могла отыскать в некоторых фрагментах тела любимые черты. Их не было. Было прямое попадание, были обрывки одежды и обуви.

На кладбище приехали сослуживцы из батальона «Восток», которые не попали в тот день на Саур-Могилу. Еще тогда живой командир долго стоял у закрытого гроба, вслушиваясь в эхо залпов военного караула, разрывающее небо над кладбищем.

Война для «Толстого» продлилась месяц. Но память о нем и его подвиге осталась навсегда.

Две дочери иногда разглядывают медаль, бережно прикрытую легкой салфеткой под стеклом серванта. Это за папин подвиг.

Медаль «Защитнику Саур-Могилы».
Знает он об этом, нет ли…
Но девочки, глядя на фотографию с черной ленточкой, рассказывают ему об этом.

Война в этом доме не закончится никогда.

12512306_1652226628373824_7020808386945758182_n 12647502_1652226688373818_3432719407221664798_n

Источник

Сененко Евгений Станиславович «Синий»

03/08/78, станица Роговская, РФ — 10/09/15, Новосветловка Луганской обл, Украина

«Все мои ребята уже там». Отставные контрактники спецназа ВВ.

image

Untitled-1

Untitled-2

image.jpg3

image.jpg2

image.jpg4

image.jpg4

image.jpg4

Как часто отставным контрактникам дают орден Мужества за гибель в чужой стране?

image.jpg1

Горячев Александр Михайлович «Филин»

ПОЗЫВНОЙ «ФИЛИН»

Всем известная истина, что жизнь набело не проживешь, что шанса второго не будет, что жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые…
Кто сказал, что жизнь — это черновая работа? Кто придумал гордые фразы о патриотизме, равенстве, дружбе, братстве? Скорее всего, придумал это наш социум. Или не придумал. Так устроен быт, так устроен человек и человеческие отношения. Во все века с молоком матери сыны русские впитывали чувство ответственности. И не важно, перед кем отвечать. Важнее всего – оставаться Человеком.
Кто мог подумать, что многие ребята и мужчины будут доказывать свою состоятельность, мужество, силу и отвагу.
Саша Горячев об этом никогда не задумывался. Жил он в Петровском районе Донецка, ходил в ОШ № 106, дружил с мальчишками и девчонками, учил уроки и слушал родителей. О нем еще много можно рассказывать, как собирали всей школой макулатуру и металлолом, о том, как всем классом готовили новогодние карнавалы и праздники «Осени». Мальчишка любил спорт. Хотя, кого этим удивишь? В школьном возрасте многие друг перед другом хвастают силой рук, мускулатурой, покорением спортивной перекладины на школьном дворе.
Какой-то правильный получился Саша. А почему бы нет? Мама всю себя отдавала любимому ребенку, баловала по-матерински, учила всем премудростям жизни. Души в нем не чаяла. Нельзя сказать, что потакала всем прихотям, просто в каждом ее слове чувствовалась огромнейшая любовь к сыну.
Увлекался он историей. На любую тему мог дискутировать, написать сочинение, рассказать историю, найденную не в учебниках, а в библиотеке. В школе ему все предметы давались легко, но большее предпочтение он отдавал гуманитарным наукам.

По рассказам вдовы.

Родители Саши работали на шахте «Трудовская». Мама в ОТК на поверхности, отец – глубоко под землей, а под солнцем – комсоргом шахты. После полученной травмы, отец больше под землю не опускался, но шахту не оставил. Никогда он не пожалел, что в молодые годы приехал в Донецк с Урала на шахту. Никогда не пожаловался на трудности. Таким и сына растил. Учил быть ответственным за всех, кто рядом.
Родители не представляли сына в шахтерской робе. Их мечтой был нормальный институт. И в то время самым нормальным, по их мнению, оказался Ростовский сельскохозяйственный.
Александр легко сдал вступительные экзамены и был зачислен на первый курс института. А потом как-то всё навалилось одной горой: повестка в армию, воспаление легких, смерть мамы. Не болела, вроде, не жаловалась, а тромб сделал свое мерзкое дело, забрав самого родного человека.
Армия его ждала. Служба в Германии была в то время почетной и ответственной перед Родиной: не подвести, не опозорить, отличиться рвением и тягой к службе.
Но сердце рвалось у молодого солдата на части: там, в Донецке, ждет его девушка. С Витой он сильно и не знакомился. Так вышло, что она училась на год младше. Соответственно, в старших классах, случайные столкновения в вестибюле на переменках, быстрые скользящие переглядывания в столовой, выступления на одной школьной сцене сблизили их. Саша чувствовал, что Вита – та девочка, с которой он может прожить жизнь. Но для этого ему самому надо быть ответственным и за себя, и за нее. Первые цветы, первые свидания, красивые слова, прогулки по аллеям зародили в молодых сердцах чистую и искреннюю любовь.

Вернувшись из армии, Саша предложил любимой руку и сердце, предупредив, что пока не останется дома. Служба в армии держит крепко. Он был на сверхсрочной службе.
Вот на такие испытания подвергли себя молодожены, опрометчиво решив связать себя узами брака.
Вита носила под сердцем дочурку, а у Саши в это время сердце рвалось от разлуки с любимой. Впервые он увидел дочь, когда ей было три месяца. Молодого папу отпустили в отпуск полюбоваться новорожденной.
Первая встреча с ребенком снова разбила его сердце, и он окончательно решил вернуться домой. В последний раз оставив семью, он отправился в Германию за своими документами. Больше они не расставались.
В институт Александр не вернулся. У него теперь были более важные дела в Донецке – семья. Поэтому, по примеру отца, спустился в шахту. Сколько бы еще ему пришлось там рисковать здоровьем, а порой и жизнью, неизвестно, если бы не друзья, позвавшие работать в ГАИ. Двенадцать лет службы, ответственности, выдержки, потом – служба в УВД. Вита преподавала математику в той же школе, которую когда-то вместе и окончили, в семье уже было две дочери – Людочка и Леночка.
Жизнь бурлила теплым молоком. Мама постоянно в школе, с тетрадками, планами, контрольными, папа взял на себя ответственность – домашние задания. С гуманитарными предметами никогда не было проблем. Когда возникали вопросы по математике, и они просили маму помочь, на что она, поднимая голову от очередной тетрадки, уставшим голосом говорила, что у девчонок есть свой учитель. И учителя этого зовут Горячев Александр Михайлович.
Дочерям Александр дал свои, отцовские, имена – «Деточка» и «Солнышко». Никто никогда не спутал своего имени. Жили все в любви и дружбе: заботились о стариках, часто навещали их, а потом младшенькая и вовсе перебралась к прабабушке досматривать ее в последние месяцы жизни.
Перед войной Александр устроился работать в охрану. Посменная работа устраивала всю семью. На том и остановились бы, если бы…
О, это «если бы…»
Референдум свалился на головы всей семьи большим праздником. Александр никогда не ходил на выборы. Не видел в этом необходимости. Вита же, — наоборот, была постоянным членом комиссии. И когда утром она услышала, что Александр поднимает дочерей на референдум, — удивилась. Но не спорила. Голосование было на улице в палатке. Два молодых человека сидели за столом и изо всех сил старались успеть записать все данные паспортов. Увидев эту неразбериху, Вита взяла часть работы на себя, сказав дочерям, чтобы и они садились с ребятами за один стол, и помогали.
Такого наплыва людей она не видела никогда. Шли старые и малые, ехали на инвалидных колясках, некоторых приводили под руки. И пусть только кто скажет, что референдум был фиктивным!
Надежда не умирает, если в нее верить. Александр Горячев верил. Верил, что вот-вот всё решится. Что будет новая жизнь. Нет, пусть не новая, но настоящая, донецкая. Своя.
Когда началась война, никто дома не сомневался, что Александр возьмет автомат в руки. А он никому не рассказывал, что был у друзей в казачестве и договорился о том, что будет с ними. Отслужив сутки, понял, что дисциплина, вернее, хаос, ему не подходит. Он звонит своим друзьям в «Восток» и говорит о своем желании защищать Донбасс. Пригласили. Побеседовали. Осмотрелся. Остался.
В этот раз домашних он не слушал и не слышал.
— Мой долг – защищать вас. Кто, если не я! — сказал он уверенно.
Семья погрузилась в полное незнание темы. Александр никогда не рассказывал, где бывает, что делает, с кем общается, оберегая семью от серьезных фактов действительности. Он мог уехать из дому на неделю, а потом неожиданно вернуться. Говорил, что у него обычное дежурство, что он на учениях. Все делали вид, что верят, но сердце болело. Почти двадцать пять лет вместе. Серебряную свадьбу скоро отмечать, дочерей замуж выдавать, а война всё с ног на голову свернула.

— Знаете, говорит вдова, — я ведь до последнего не знала, что Саша был на Саур-Могиле. Я не знала, что это и было его дежурство. Он всегда знал выход из любой ситуации. Не понимала, что он рискует жизнью каждую минуту. Я не знала, что он не Горячев Александр Михайлович, а «Филин». Ребята, которые с ним воевали, в промежутке между атаками успели написать на развалинах стелы: «Здесь погибли «Толстый» и «Филин».
Теперь я знаю, что «Филин» — это мой муж…
Теперь я знаю, что погиб геройски, что только тем, первым погибшим, «повезло» — их трупы успели вывезти из горячей точки. Их не хоронили во временные могилы, не присыпали землей от собак и ворон. «Повезло»… Страшно произносить это слово.
Несколько дней от Саши не было звонков. Мы знали, что звонить нельзя. Это опасно.
Девятого июля к дому подъехала машина…
Вита была одна в доме. Выйдя во двор, встретилась взглядом с мужчиной, который быстро отвел взгляд в сторону. Она всё поняла.
— Ребята из «Востока» сами привезли Сашу в морг, — говорит вдова, — мои родные без меня пошли на опознание тела. «Восток» организовал похороны, катафалк, крест, отпевание, поминки. Всё, как во сне. Всё – в последний день тишины. А на следующий после похорон день, бомбили и Марьинку, и кладбище, и «Трудовские». Наверное, если бы Саша был жив, вывез бы нас. Наверное, всё было бы иначе.
Нет. Иначе не было бы. Не слушайте меня. Я просто не привыкла самостоятельно решать проблемы. У меня был Саша…
У нас с дочерьми был отец.
Теперь от него осталась только памятная медаль «Защитник Саур-Могилы», да надгробная табличка с датами…
Родился Александр Михайлович Горячев 28 июля 1967года
Погиб 8 июля 2014 года. Немного не дожив до 47 лет…
— Не верьте, что он погиб. Я не верю. Я жду Сашу домой. И девочки наши при любом шуме автомобиля прислушиваются, откроется ли дверь…

12645036_1650018508594636_6946015090981124942_n 12645061_1650017805261373_2847494139204558700_n

12642575_1650017878594699_5888121454552756289_n

Источник